12 апреля 2019

Прежде чем планировать переселение инвалидов из психоневрологических интернатов, необходимо создать инфраструктуру поддерживаемого проживания

 

Чтобы обеспечить условия для жизни пациентов психоневрологических интернатов (ПНИ) вне этих учреждений, необходимо сначала создать систему поддерживаемого проживания для таких людей, в которой им бы оказывали помощь родственники или социальные работники. Пока такая система  существует только теоретически, так как ее инфраструктура не создана. Именно поэтому предложение сократить число проживающих в ПНИ не соответствует существующим возможностям размещения этих людей вне интерната, заявил эксперт ОНФ по социальным вопросам и делам инвалидов, генеральный директор Национального центра проблем инвалидности Александр Лысенко.

Реформирование системы ПНИ коснется не только проверки качества услуг в учреждениях, но и самих пациентов, пишут «Известия». Часть из них пройдут индивидуальное обследование и по его результатам смогут покинуть ПНИ, чтобы перейти на сопровождаемое проживание. Так, в дорожной карте мероприятий 2017 г., которая опубликована на сайте Министерства труда и социальной защиты РФ, указаны направления работы. Изменения должны коснуться устройства как детских, так и взрослых интернатов. Согласно документу, необходимо соблюдать санитарно-эпидемиологические нормы, организовывать для больных досуг, обеспечивать занятость и по возможности отдавать приоритет надомным формам помощи. Глава Министерства труда и социальной защиты Максим Топилин предположил, что переход на сопровождаемое проживание может коснуться 40–45% нынешних обитателей психоневрологических интернатов. 

Лысенко отметил, что речь должна идти о реформировании не только ПНИ, но и всех учреждений, которые занимаются долговременным уходом: пансионатов для ветеранов труда, а также домов-интернатов для престарелых и инвалидов, детских домов-интернатов и ПНИ.

Проблему ПНИ подняли первой, поскольку там выявлены многочисленные нарушения прав людей с психическими заболеваниями. Нет нормальных условий для жизни, жилые комнаты часто переполнены, отсутствует личное пространство, нарушаются нормы питания, ассортимент реабилитационных услуг ограничен, трудовая занятость не обеспечена, сообщил Лысенко. Но есть и исключения. Система психоневрологических интернатов находится в ведении субъектов РФ. В разных регионах – разный подход и разный уровень обслуживания. Это связано с тем, что до сих пор отсутствует единая модель предоставления услуг и организации работы ПНИ, подчеркнул Лысенко. Сейчас разработкой такой модели и концепцией реформирования занимается рабочая группа Минтруда. Активно подключаются общественные организации, однако окончательного решения пока нет, добавил он.    

Минтруд планирует сократить число пребывающих в ПНИ. Сегодня они переполнены, а где-то есть даже очередь, пояснил Лысенко. Он добавил, что три четверти проживающих в интернатах лишены дееспособности. Часть дееспособных обитателей ПНИ и те получатели социальных услуг, которым дееспособность может быть восстановлена, могли бы достаточно быстро покинуть интернаты. «Но куда они будут перемещены? – отметил Лысенко. – У многих из них просто нет дома».  

Чтобы обеспечить условия для жизни бывших пациентов ПНИ вне интерната, надо создать инфраструктуру поддерживаемого проживания. «Пока она существует у нас только теоретически. Есть позитивные примеры в Пскове, Санкт-Петербурге, Владимире. Но это единичные случаи», – отметил Лысенко. Между тем примеры стационарозамещающих технологий, когда людям в нужном объеме оказывают помощь вне учреждений социального обслуживания, можно найти уже сейчас. Так, в Московской области для поддержки семей, ухаживающих за человеком с психическим расстройством, введена специальная мера, чтобы помочь оплатить услуги сиделки.

«В мировой практике для таких людей создают также специальные жилые дома квартирного типа. Либо выделяется первый этаж в обычном жилом доме с отдельным подъездом. Там же находятся и соцработники, средний медперсонал, сиделки, которые помогают и обеспечивают уход. Однако у нас пока типовых проектов таких жилых домов нет. Эту работу еще предстоит сделать», – указал Лысенко.

Он отметил, что, по мнению Минтруда, многие пациенты смогут покинуть ПНИ по результатам индивидуального обследования, однако одного осмотра для принятия решения касательно людей с психическими заболеваниями недостаточно: «Такого человека надо наблюдать в течение определенного времени, оценивать динамику и только после этого принимать решение. Кстати, не факт, что все проживающие в ПНИ заходят оттуда уйти». Он рассказал, что в московских интернатах в течение уже двух лет проводятся междисциплинарные социально-реабилитационные консилиумы. В их составе работают не только психиатры, но и психологи, соцработники, а также специалисты по адаптивной физической культуре и спорту, специалисты по реабилитационной работе и т.д. Работа консилиума нацелена на оценку реабилитационного потенциала получателя социальных услуг, формирование реабилитационного прогноза, выработку индивидуального плана реабилтации. «Когда консилиум ставит целью выход человека на свободное проживание, то формируется конкретный план, нацеленный на подготовку к снятию недееспособности и приобретение навыков самостоятельного проживания. Благодаря таким мерам из ПНИ могут выходить 10–20 и более человек в год. Этот опыт себя оправдал, он получил международное признание, рекомендован для использования в международной практике», – подчеркнул Лысенко.

«Для создания полноценной системы поддерживаемого проживания в нашей стране нужен переходный период, который может составить не менее 5–10 лет. За это время нужно широко внедрить стационарозамещающие технологии, создать инфраструктуру поддерживаемого проживания, реформировать ПНИ. И, конечно, нужно отдать должное Минтруду. Он впервые за всю историю существования системы соцзащиты начиная с советских времен серьезно взялся за работу ПНИ», – резюмировал Лысенко.